Реставрация и реконструкция отличия

Воссоздание утраченных памятников искусства

Реставрация и реконструкция отличия

Восполнение утрат в стиле и технике оригинала, которое часто называют реконструкцией, вовсе не запрещено международными нормами. Представляется более правильным определять этот вид вмешательства как воссоздание.

Воссоздание, когда оно предпринимается по эстетическим или иным соображениям, должно осуществляться рядом с оригиналом, не затрагивая его подлинной материи.

К сожалению, во многих случаях, как это имело место при восстановлении разрушенных пригородных дворцов Санкт-Петербурга, в процессе воссоздания обновлению подверглись многие элементы подлинной формы. В данном случае элементы декоративного убранства интерьеров.

В отличие от воссоздания отдельных утраченных частей памятника целостное воссоздание всего объекта характеризуется не столько иным масштабом работ, сколько иной целью. Воссоздание, как уже говорилось, имеет своей целью восполнение утраченных смыслов и значений, важных для национальной культуры в целом.

Восстановление, скажем, отдельных зданий или исторических центров городов как и воссоздание отдельных движимых памятников есть реставрация культурных символов и поэтому должно рассматриваться в качестве самостоятельного вида деятельности, не запретного, но возможного при безвозвратной потере произведения искусства.

Таким образом, воссоздание должно трактоваться как самостоятельный вид деятельности со своим специфическим предметом и критериями оценки. Материальная форма, создаваемая вновь, выступает здесь не в качестве носителя былой подлинности, но как символ утраченной вещи.

Соответственно этому и критерии определяются мерой признания символа и характером его социального функционирования в большей степени, чем совпадением с некогда бывшим оригиналом. Во-первых, потому, что, как говорилось выше, копия не может быть тождественна оригиналу и, во-вторых, потому, что символ вещи не есть сама вещь.

Часто достаточно лишь нескольких признаков вещи, для того чтобы символизировать ее. Так, театральная декорация с вырезанными из фанеры фасадами зданий заменяет реальную городскую площадь.

Воссоздание есть полностью творческая деятельность, ограниченная лишь многими исходными условиями, главным из которых является необходимость повторения творческого акта, имевшего место в историческом прошлом.

Поэтому основным критерием реконструкции-воссоздания может быть только достоверность новой формы в отличие от реставрации, где главным критерием является сохранение подлинной субстанций оригинала — физической и художественной.

Однако наряду с этим, необходимость и качество воссоздания или реконструкции отдельных фрагментов или памятника в целом определяются целым рядом критериев, которые в обыденной практике редко анализируются в процессе составления программы работ.

Более того, во многих случаях особенно в отношении движимых произведений никакие общеметодологические программы вообще не составляются. Тем не менее, необходимо вновь вспомнить критерий «давности», введенный еще А. Риглем. Возраст, то есть древность или давность объекта, во многом определяет его уникальность, а следовательно, и невозможность повторения.

Течение времени проявляется не только в старении материи произведения, но также и в том, что культурно-психологический комплекс, породивший самого автора и его произведение, безвозвратно уходит в прошлое, делая «непрозрачной» всю глубину сложной системы смыслов, планов, слоев и значений, о чем подробно говорилось выше.

Поэтому общепринятым стало правило, согласно которому, чем выше степень уникальности произведения, чем оно древнее, тем больше оно должно быть защищено от всяких попыток реконструкции и воссозданий.

Еще в 1920-х годах И.Э. Грабарь обосновал тезис об «абсурдности» любого восстановления тем, что невозможно точно повторить комплекс «индивиндуальности» художественного произведения. Это суждение сохраняет свою справедливость и в отношении существенных частей произведения. В случаях, когда речь идет о воссоздании утраченных фрагментов, необходимо применение этого же критерия.

Под существенными частями произведения мы понимаем экстремумы фиксации внимания в процессе визуального восприятия, то есть именно те зоны центрации, которые соответствуют наиболее сложным участкам художественной формы, несущим основную образную нагрузку. Поэтому весь сохранившийся объем произведения с определенной мерой условности можно подразделить на существенные (зоны концентрации образа) и периферийные фрагменты формы (зоны поддержки образа или образный фон).

Анализ композиционно-выразительной структуры художественного произведения есть специальная проблема искусствознания, которой посвящено бесконечное множество публикаций. Однако сам факт субординации формы, важный в данном контексте, очевиден.

Отец Павел Флоренский (1882 — 1937) однажды точно отметил, что произведение искусства есть «запись некоторого ритма образов, и в самой записи даются ключи к чтению ее»6. Именно эти «ключи» и есть те наиболее существенные в функциональном отношении элементы, с которыми возникают проблемы в процессе реставрации.

Нетрудно представить себе, что, скажем, в некотором портрете на темном нейтральном фоне восполнение утраты части фона не будет представлять собой сложной задачи.

Сложнее будет решить вопрос о ретуши утраты, затрагивающей часть фигуры и контур плеча, или восстановления пластики утраченной части в скульптуре подобно истории реставрации Лаокоона. Еще сложнее найти практическое решение того, как компенсировать потери части изображения лица.

Простейшим критерием оценки воссоздания является определение процентной доли восстановленных элементов.

Однако большое значение имеет не только количество, но функциональная роль дополнений, то есть степень их принадлежности к существенным или периферийным элементам произведения.

Это дает возможность ввести показатель степени подлинности объекта, когда речь идет о восполнении утрат отдельного памятника. Эти же критерии применимы по отношению к воссозданию утраченного произведения, если оно составляло часть целостного ансамбля.

Следующий критерий определяется мерой технико-технологической ценности воссоздания. Эта ценность складывается не только из качеств вновь вводимых материалов (прочность, подобие свойств оригиналу, безвредность, характер старения и т.д.), но и степени повторения технической структуры оригинала.

В целом критерии необходимости и качества воссоздания выражают этические, эстетические и технические предпочтения, которые регулируются общественной потребностью.

Парадокс заключается в том, что чем выше значение утраченной формы целого произведения или его части, тем менее оправдано ее воссоздание. Причем как с этической точки зрения, так и с эстетической.

Очередное противоречие здесь заключено в том, что воссоздание может оказаться необходимым для удовлетворения актуальной общественной потребности в определенных знаковых ценностях.

Положения этического кодекса, принятого комиссией по консервации культурных ценностей ЮНЕСКО, трактуют этические нормы только относительно консервации и реставрации сохранившейся подлинной материи объекта.

Их смысл заключается в том, что при реконструкции должны быть исключены фальсификационные намерения, само воссоздание должно быть ограничено минимальными пределами, полностью документировано, безвредно для оригинала и легко обратимо.

Как видим, при целостном воссоздании, когда оригинал отсутствует, или его остатки сохранились в виде руины или части фундамента, как в случае с храмом Христа Спасителя, этические критерии могут исходить главным образом из требования недопустимости фальсификационных намерений. Конечно, фальсификация предполагает специальную технику имитации возрастных признаков материи, тогда как при воссоздании используются современные технологии. Поэтому

речь не идет о фальсификации. Однако в массовом сознании быстро происходит подмена оригинала его воссозданием, которое при этом к тому же не является его точной копией.

Кроме того, воссоздание для того, чтобы быть достоверным, неизбежно стремится к имитации. Грани между имитацией и фальсификацией практически трудноуловимы, особенно с течением времени.

Поэтому любое воссозданное произведение, в конечном счете, может быть использовано в качестве фальсификации оригинала.

Эстетическую ценность современных попыток повторения художественного качества произведений многих русских мастеров, создававших ансамбль храма Христа Спасителя в течение нескольких десятилетий (1832—1883), заведомо можно воспринимать весьма критически. Техническая адекватность, по всей видимости, и не предполагается в полной мере, да и осуществление ее проблематично.

Тем не менее, общественная потребность, которую в данном случае следует обозначить как потребность в нравственной реабилитации, своего рода коллективном покаянии, столь актуальна, что делает воссоздание этически мотивированным действием по восстановлению символа национальной духовной культуры. Вероятно, только в таких случаях, вызванных особенной нравственной потребностью, возникает оправданное поле для воссоздания произведений прошлого.

Особую проблему составляет вопрос о соотношении реставрируемых и воссоздаваемых частей памятника или ансамбля. Корректное решение возможно лишь при соблюдении принципов локализации и дифференциации (сигнификации) дополнений, распространяемых и на область воссоздания утраченных объектов.

Первоисточник: 

Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. БОБРОВ Ю.Г. – М., 2004

Источник: http://art-con.ru/node/871

Реставрация, реконструкция, ремонт: три стороны одной деятельности

Реставрация и реконструкция отличия

На первый взгляд, это теоретический вопрос, который не играет особой роли на практике.

Какая разница, как назвать окраску входной двери в старинном доме или замену проводки в одной из комнат величественного особняка? Цель-то одна: сохранить здание в состоянии, пригодном к эксплуатации, не допустить разрушения… И не попасть под миллионные штрафы за незаконную организацию деятельности по сохранению объекта культурного наследия, только потому, что вы не разобрались в терминах и не получили необходимых лицензий и разрешений.

Зачем их разграничивать?

Согласно положениям Федерального закона РФ № 73 от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» любые виды деятельности, направленные на восстановление, сохранение памятников истории и культуры, могут проводиться только при наличии лицензии Министерства культуры РФ.

Кроме лицензии потребуется еще и разрешение на проведение работ, а также проект и заключение историко-культурной экспертизы, которая подтвердит, что планируемые работы не причинят памятнику вреда и соответствуют целям сохранения ОКН.

Для большего контроля в ходе мероприятий по сохранению памятника независимые специалисты осуществляют авторский надзор за тем, чтобы все работы проводились в строгом соответствии с проектом.

Над всей цепочкой реставраторов и проверяющих стоит государственный надзор в области охраны объектов культурного наследия.

Для чего такие сложности с многоуровневым контролем и разграничением понятий реставрации и ремонта зданий? Дело в том, что от поставленной задачи и её формулировок зависит, останется ли памятник таковым или нет.

А в свете последних проектов о выведении текущего ремонта памятника из числа работ, подлежащих лицензированию, терминология начинает играть решающую роль: придется ли оформлять дорогостоящую лицензию Минкультуры и получать ворох справок, разрешений и согласований, или можно обойтись уведомлением соответствующего ведомства?

В чем разница?

Реставрация — это деятельность, направленная на сохранение, восстановление или укрепление архитектурного памятника или иного объекта культурного наследия, поврежденного с течением времени или под воздействием внешних факторов или событий.

Цель реставрации — воссоздать первоначальный облик памятника либо близко к оригиналу.

Используются те же материалы (краски, штукатурку, кирпич по старинной технологии), а для большей аутентичности перед реставрацией проводится научный анализ методов и истории создания объекта культурного наследия.

Для реставрации обязательны:

  • выбор подрядчика в ходе публичных госзакупок;
  • научные изыскания, необходимые для составления проекта работ;
  • историко-культурная экспертиза;
  • составление проекта реставрационных работ;
  • строительные, монтажные, отделочные работы;
  • авторский надзор.

Учитывая единую цель, каждый этап работ считается реставрацией, а значит, требует наличия у исполнителя лицензии Минкульта. Как правило, объемные работы берут на себя фирмы с реставрационной лицензией, но с октября 2017 года ИП вправе осуществлять любые виды работ, связанных с реставрацией объектов культурного наследия.

Результат реставрации — памятник в первоначальном виде либо очень близком к нему.

Реконструкция — существенная «переделка» объекта, с внесением изменений в основные характеристики и несущие конструкции: пристройка, частичный снос, надстройка этажей, полное изменение внутренней отделки и фасада, создание дополнительных стен и перекрытий. В результате подобных работ памятник архитектуры перестает быть таковым в связи с утратой тех уникальных элементов, которые, собственно, и сделали его объектом охраны.

Сейчас, чтобы провести реконструкцию старинного здания, нужно соблюсти одно из условий:

  • успеть провести все работы до того, как зданию присвоят статус памятника;
  • добиться исключения здания из Реестра объектов культурного наследия, и только потом проводить работы.

Практика показывает, что оба сценария реализуют достаточно успешно, особенно если речь идет об интересах крупного застройщика или предпринимателя. Мы уже писали о том, почему многие памятники так и не дождались реставрации.

Статья по теме: Как памятник становится памятником

Есть и плюсы: здание утрачивает свою ценность как памятник, однако улучшаются его характеристики, а в результате комплексных работ по восстановлению и приспособлению здания к современному использованию оно буквально получает «вторую жизнь».

Ремонт — работы, направленные на сохранение и поддержание нормального функционирования памятника, но без существенного вмешательства в несущие конструкции, без изменения качественных характеристик объекта культурного наследия. Это те самые мелкие работы на бытовом уровне, которые по сути не требуют особых навыков исполнителя и никоим образом не могут уменьшить ценность памятника.

В 2020 году планируется внести проект изменений в законодательство о реставрации объектов культурного наследия, согласно которым мелкие ремонтные работы, не затрагивающие предмет охраны памятника, можно будет проводить без лицензии Минкультуры. Это решает сразу несколько проблем:

  • не придется каждый раз проводить тендер и нанимать специализированную организацию для выполнения элементарных низкоквалифицированных работ;
  • не придется переплачивать подрядчикам за «специализацию»;
  • учитывая, что тендер проводить не обязательно, сами владельцы памятника смогут проводить мелкие ремонтные работы без лишней бюрократии: вовремя, своими силами или с привлечением подрядчика;
  • вышеуказанные изменения помогут снять лишнюю нагрузку с бюджетов (напомним, сейчас восстановление и сохранность ОКН — расходная статья федеральных и региональных бюджетов).

Есть и риск того, что владельцы могут небрежно отнестись к своей обязанности по сохранению памятника, в результате чего он утратит историко-культурную ценность и статус.

Однако от подобных последствий не застрахованы и те, кто работает с лицензированными реставраторами, тратя многомиллионные бюджеты и годы работы.

Об этом могут судить даже не-специалисты, указывая на чудовищные результаты после некоторых реставраций:

Пока поправки в закон только обсуждаются, однако ясно одно: реставрация, реконструкция, ремонт культурного наследия страны требуют повышенного контроля со стороны государства. Иначе есть риск потерять памятник независимо от того, есть ли лицензия у подрядчика или нет.

Нужна помощь или консультация при оформлении лицензии Министерства культуры? Обращайтесь, поможем!

Источник: http://licenziya-minkult.ru/restavratsiya-rekonstruktsiya-remont-tri-storony-odnoj-deyatelnosti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.