Реновация в москве для евреев

Реновация как еврейское счастье

Реновация в москве для евреев

Не только москвичей испортил квартирный вопрос. Израильтян тоже. Бывшие москвичи, ленинградцы и жители прочих городов некогда Советской страны привезли его с собой на Святую землю. Эта зараза, оказывается, переносится миграцией

Владимир Бейдер, Иерусалим

Дороговизна жилья — основная социально-экономическая проблема Израиля — прямое следствие массовой репатриации из бывшего СССР, или, как ее здесь называют, “Большой алии”.

Когда в начале 1990-х накатила эта волна, население страны увеличилось почти на четверть.

Государство было не в состоянии расселить такую массу вновь прибывших за свой счет, как это практиковалось раньше, и в итоге вообще сняло с себя эту заботу, отправив новых репатриантов искать жилье на свободном рынке.

Цены мигом подскочили вдвое и с тех пор только неуклонно растут. Сегодня стандартная четырехкомнатная квартира на севере Тель-Авива вдвое дороже иных резиденций в Париже.

“Жилье” — основная статья расходов бюджета средней семьи. Для молодых семей сумма первого взноса при покупке квартиры по ипотеке (минимум четверть полной стоимости) часто неподъемна.

Это наиболее распространенная причина эмиграции молодежи, а значит, и утечки мозгов — основного капитала страны.

Но и тем, кто уже обзавелся когда-то своими квартирами — лишь бы какими! — трудно улучшить жилищные условия с ростом семьи или запросов: зарплаты не догоняют рост цен на недвижимость.

И лишь в одном случае несбыточная мечта о лучшей квартире может осуществиться без затрат и усилий с твоей стороны: если твой дом попал под одну из программ перестройки, аналогичную той, что в РФ сейчас названа реновацией.

Поэтому, когда русские израильтяне по российским же телеканалам наблюдали баталии по поводу намечаемого в Москве проекта сноса хрущевок, им было, в принципе, непонятно: из-за чего весь этот сыр-бор? Любой из них предложение о реновации почел бы за счастье — какие протесты? Праздник, подарок судьбы!

— Речь об одном и том же? — уточнил я на всякий случай у риэлтора Максима Бабицкого, который как раз и занимается организацией проектов переустройства жилья и продажей квартир в них от израильской строительно-инвестиционной компании “Хирш” в Ришон-ле-Ционе — пятом по величине городе Израиля (район Большого Тель-Авива).

— По направлению точно то же,— ответил он.— По воплощению — разница есть.

— И какая?

— Примерно, как между небом и землей,— рассмеялся Максим и дал объяснения по поводу того, как это делается в Израиле.

Я их изложу здесь своими словами, заимствуя лишь чисто российское слово “реновация”, которое в Израиле не употребляется.

Так вот, в Израиле, где целые районы, а то и города застроены здешним вариантом хрущевок в 1950-1960-е годы, когда шла массовая репатриация евреев из мусульманских стран, а государство строило и раздавало жилье бесплатно, затем передавая в собственность, реновация осуществляется в трех вариантах.

Первый называется ТАМА-38 (переводить эту сложную ивритскую аббревиатуру не буду) и означает простое обновление, в основном обветшалых, зданий.

Обеспечивается укрепление стен и кровли, сейсмоустойчивость, оборудуются внутриквартирные бомбоубежища (во всех домах, построенных в последние 20 лет, они есть, а в старых нет), меняется инфраструктура — от коммуникаций до электрики, облицовка здания, пристраивают лифты, оборудуют автостоянки. Жильцам никуда переезжать не надо, но приходится мириться с неудобствами по ходу работ.

Второй называется “расселение-застройка”. Он применяется, когда рядом со старым домом есть место для возведения нового. Его строят, туда переселяют жильцов, затем сносят старый дом и возводят на его месте новый — выше и лучше.

Третий называется “стройка на стройке” и заключается в том, что жильцов выселяют, дом сносят, на месте его строят новый, гораздо большей этажности и комфорта. А потом возвращают жильцов за счет подрядчика.

Общее для всех следующее.

Первое. Жильцы (а они же, как правило, и владельцы) получают новую, значительно более благоустроенную квартиру обязательно большей площади там же, где живут сейчас.

Второе. Обитателям квартир реновация не стоит ни копейки. Даже расходы на переезд во временное жилье на период строительства и организации самого временного переезда туда и обратно, а равно и оплата съемного жилья — на плечах подрядчика.

Третье. Государству это тоже ни копейки не стоит. В его компетенции — разрешение на строительство, контроль проекта и соблюдения условий перед жильцами.

Четвертое. Все расходы берет на себя подрядчик. И все хлопоты. Строительная компания ведет переговоры с жильцами — с каждым отдельно, заключает договор — с каждым, где учитываются все его требования к будущей квартире, вплоть до отделки, сроки и компенсации. Дает банковские гарантии на все предполагаемые расходы и на всю — будущую! — квартиру.

То есть, если вдруг компания обанкротится или не сможет завершить работы, жилец получит достаточно средств для покупки такой же квартиры, на которую рассчитывал (а она значительно большей стоимости, чем утраченная) в том же районе или любом другом. И тут тоже никакого обмана — стоимость будущей квартиры определяет правительственный оценщик.

Естественно, и сам проект — за счет подрядчика. Только со всем этим он получит право на его осуществление от правительственной комиссии и лишь после этого — разрешение на строительство от муниципалитета.

Те, кто видел израильских строительных подрядчиков (а кто не видел, пусть представит российских и умножит на еврейский коэффициент), не может заподозрить их ни в глупости, ни в альтруизме. Подрядчик знает, что он не останется в прогаре от своей заботы и щедрости по отношению к жильцам-заказчикам.

На предоставлении им бесплатных квартир, превышающих по стоимости их прежнее жилье в разы, он заработает несколько раз в еще большие разы.

Поскольку построит значительно больше квартир, чем отдаст даром прежним жильцам, а эти дополнительные — продаст по рыночной цене. Скажем, был 20-квартирый дом, станет 80-квартирный.

По утверждению Бабицкого, обычное соотношение в густонаселенных городах центра страны 1:4, на периферии и того больше: в 6-8 раз.

Даже в самом простом варианте — реконструкции домов по программе ТАМА-38 — у подрядчика есть возможность пристроить еще 2,5 этажа, а иногда и квартиры в цокольном этаже.

Продать новые квартиры в уже обжитых районах легче. Среди покупателей будут дети или родители прежних жильцов, которые хотят жить по соседству.

Еще один выигрыш подрядчика при реновации: ему не надо покупать землю, а она составляет в среднем 30 процентов стоимости квартиры. Собственниками земли являются прежние жильцы, которые получат обновленные квартиры бесплатно. Да и налоги при строительстве на застроенном участке меньше, а они в обычном варианте составляют 25 процентов.

Получается, в выигрыше все: и жильцы, и строители, и риэлторы, и муниципалитет, и государство, не потратившееся на сооружение нового жилья. Проигравших просто нет. Потому и не может быть протестов против реновации — только мечты о ней и радость, если ею осчастливят.

Но, как видите, схема несколько отличается от московской: остается только пожалеть, что инициаторы московской реновации о ней не знали.

Если успели пожалеть, восполнить пробел нетрудно: израильские строительные компании, которые занимаются реновацией по схемам, описанным в этой статье, представлены и в Москве и в России.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3306998

Опубликованы этапы переезда по программе реновации

Реновация в москве для евреев

За три года программы реновации новые квартиры получили уже более 18 тысяч москвичей. Еще шесть тысяч находятся в процессе переезда: одни пакуют вещи, другие осматривают будущее жилье.

В процессе расселения находится 155 домов, из которых 27 уже полностью расселены и снесены.

Сдано в эксплуатацию 60 домов, еще 172 дома — в разной степени строительной готовности, 88 объектов — на стадии проектирования.

Кто поедет первым

При определении этапов переселения специалисты оценивали целый ряд факторов. В первую очередь это наличие свободных земельных участков. При этом важно было не просто найти землю для строительства максимально близко к расселяемым домам, но и соблюсти другие условия.

Участок должен соответствовать всем требованиям градостроительного проектирования, а также строительным нормам, санитарно-эпидемиологическим требованиям, требованиям безопасности и экологии.

Также при подборе участка оценивалась его транспортная доступность и возможность обеспечения машино-местами жильцов будущего дома.

Помимо этого, в строящемся доме должны быть предусмотрены равнозначные квартиры для всех участников программы из расселяемых домов.

При этом для жителей коммунальных квартир и общежитий должны быть предусмотрены отдельные квартиры, а для очередников — квартиры, исходя из нормы предоставления жилой площади.

При проработке планировок также учитывались разнообразные варианты для тех, кто захочет увеличить площадь новой квартиры или даже приобрести еще одну со скидкой за счет механизма докупки.

Об этапах реализации Программы реновации жилищного фонда в городе Москве

Кроме площадки для строительства, также было важно оценить территорию, на которой расположены сносимые дома.

Если есть транзитные магистральные трубопроводы, питающие сохраняемую застройку, то старые пятиэтажки можно легко и без дополнительных затрат отключить от электросетей, водо- и газопровода.

Если нет, то сначала необходимо будет реконструировать инженерные сети, чтобы не оставить часть района без воды или света.

Большое внимание уделялось тому, чтобы была возможность организации на месте сноса более благоприятной городской среды с размещением зон отдыха, детских площадок, объектов сопутствующей инфраструктуры с проведением на завершающем этапе комплексного благоустройства.

На основании анализа всех этих факторов был составлен ориентировочный график переселения. В первый этап (2020–2024 годы) вошли те дома, которые удовлетворяли наибольшему количеству условий.

То есть рядом было свободное пространство, где можно в короткие сроки приступить к строительству дома, не нарушая градостроительные нормы.

А сами расселяемые дома в дальнейшем можно будет отключить от инженерных сетей и снести, освободив место для строительства жилья или социальных объектов, начав таким образом волновое переселение.

В первый этап новые квартиры получат почти 170 тысяч москвичей, проживающих в 930 старых домах.

Во второй этап — с 2025 по 2028 год — планируется начать переселение более 1630 домов, а это еще 330 тысяч москвичей. Остальные — около 380 тысяч человек — переедут на третьем этапе, с 2029 до 2032 года. Тогда планируется расселить более 1800 домов.

Теперь участники программы реновации смогут спланировать свой переезд, подготовить все необходимые документы, решить, нужно ли им докупать дополнительные квадратные метры или еще одну квартиру.

По оценкам специалистов, жители домов, которые попали в первую волну переселения, несколько выигрывают во времени. Однако переезжающие в рамках второго и третьего этапов получат более широкие возможности переезда и выбора квартиры в домах ближе к месту привычного проживания за счет строительства жилья на месте снесенных объектов первого этапа.

Отметим, что в дальнейшем сроки переселения будут актуализироваться и при необходимости могут быть скорректированы: в зависимости от хода строительства, подбора площадок, реализации пожеланий жителей, высказанных на публичных слушаниях, сроки переезда могут измениться.

Кроме того, в опубликованном перечне есть дома, для которых сроки переселения еще не определены — это 688 домов. Для этих территорий дорабатывается градостроительная документация.

Как только все документы будут утверждены, жителям этих домов отдельно сообщат о сроках переезда. Этапы будут определены по мере утверждения градостроительной документации, но не позднее конца первого квартала 2021 года.

Более подробную информацию можно будет получить в спецпроекте mos.ru.

Главные отличия новых домов

Монолитные дома по программе реновации строят по индивидуальным проектам. Каждое здание имеет свое лицо и характер, свои особенности. Например, в доме на Бауманской улице сделают арочные окна. На Ангарской улице фасады украсят необычным градиентом: чем выше, тем светлее будет облицовочный камень. В новом доме в Лосиноостровском районе на балконах установят витражное остекление.

Придать домам индивидуальность и расставить в городе яркие акценты позволяют вентилируемые фасады. Для облицовки зданий используют разные материалы: керамогранит, клинкерную плитку, разноцветные металлические кассеты. Кроме того, вентфасады легко и быстро монтировать, а еще они создают в здании комфортный микроклимат — защищают от жары летом и от холода зимой.

Дома, которые строят из современных панелей, не будут серыми и безликими. Сейчас технологии позволяют наносить на внешние стены разнообразные элементы декора — декоративную плитку, орнаменты и узоры. Современные панельные дома теплые и прочные, с хорошей тепло- и звукоизоляцией.

При этом есть и общие черты для всех: входы в подъезд и лифтовый холл расположены на одном уровне или с минимальным перепадом, минимум два лифта, коридоры не менее двух метров. Это сделано для того, чтобы и пенсионеры, и родители с колясками могли без труда выйти на прогулку или в магазин.

Площадь мест общего пользования в новых домах в 8,7 раза больше, чем в старых. В просторных холлах первого этажа разместятся колясочные.

Особенно этому будут рады жители однокомнатных квартир — детские коляски, самокаты и велосипеды можно будет хранить прямо в подъезде на первом этаже.

Если в старых домах на одного человека в среднем приходилось всего два или три квадратных метра нежилой площади, то в новых домах эта площадь выросла до 13–15 квадратных метров.

По решению жильцов в их доме также может появиться консьерж. Для него в подъездах новостроек предусмотрены специальные помещения.

Кроме этого, на первых нежилых этажах новых домов откроются магазины, аптеки, медицинские центры, кафе, отделения банков, предприятия бытового обслуживания.

Преимущества новых квартир

Изменились не только дома, но и сами квартиры. Количество комнат, а также жилая площадь в них не меньше, чем в старых. А кухни и санузлы стали больше. Если в пятиэтажках размеры кухни редко превышали шесть квадратных метров, то в новых домах кухни будут не менее девяти «квадратов».

Кроме того, площади квартирам добавили широкие коридоры и балконы. В среднем площадь новых квартир на 30 процентов больше, чем старых.

На одного человека в новом доме будет приходиться 28–30 квадратных метров площади квартир, в то время как в пятиэтажках этот показатель был около 18–20 квадратных метров.

Кроме того, в новых квартирах устанавливают современные системы отопления, а качественные стройматериалы и современные двухкамерные стеклопакеты в окнах сохранят тепло в доме. На радиаторах отопления — терморегуляторы для тех, кто предпочитает жить в прохладе. С их помощью можно будет отключить батареи, чтобы понизить температуру воздуха в квартире.

Все квартиры представляются с чистовой отделкой и полностью готовы для проживания. Участники программы заезжают в новые квартиры и не мучаются какими-то дополнительными ремонтными или отделочными работами.

В программе расселения пятиэтажек сносимой серии отделка была экономкласса. В новых домах по программе реновации — улучшенная отделка. Материалы отличаются долговечностью и эстетичностью.

Обои, например, жильцы могут покрасить в любой цвет по своему вкусу.

Кроме того, в квартирах установлены входные двери с повышенной звукоизоляцией, энергоэффективные стеклопакеты с москитными сетками, в санузлах плиткой облицованы все стены от пола до потолка.

Участники программы бесплатно получают равнозначные квартиры в своем районе.

Сотрудники центров переселения помогают участникам программы при подготовке переезда, консультируют их по всем возникающим вопросам, подают документы на регистрацию права собственности на новую квартиру. Город помогает с переездом — бесплатно предоставляет грузчиков и транспорт. Все гарантии программы строго соблюдаются.

Реновация стала решением одной из самых главных проблем, которые волнуют москвичей, — переехать из ветхого и устаревшего жилья в просторные, качественные, комфортные квартиры. Поэтому большинство горожан одобряет программу. И за три года ее реализации по решению собрания жителей ни один дом не вышел из программы.

Стартовые площадки

Все жители получают квартиры, в соответствии с законом, в районе проживания, максимально близко к старым домам. Стартовые площадки определены таким образом, чтобы москвичи переезжали в новые дома не просто в своем районе, а по возможности в пределах своего квартала. Расстояние до нового дома в среднем составляет около 600 метров.

В Бабушкинском районе, например, участники программы переезжали в новостройку на улице Летчика Бабушкина из соседних домов. Вещи переносили пешком, для переезда даже не понадобился транспорт. Привычный уклад жизни сохранился.

Дети продолжают ходить в уже знакомые садики и школы, взрослым не пришлось менять привычные маршруты и вновь искать места, где выгоднее покупать еду или комфортнее отдыхать в парке.

Так, жители новостройки на Изумрудной улице, переехавшие в новые квартиры из соседнего старого дома, гуляют все в том же парке «Торфянка».

В Конькове участникам программы пришлось переехать чуть дальше от старого дома, но зато они получили метро в шаговой доступности. А для жителей трех пятиэтажек на улице Кедрова сократился путь не только к метро, но и к поликлинике, школе.

Для участников программы реновации станции метро, Московского центрального кольца или Московских центральных диаметров стали ближе в среднем на 460 метров, школы и детские сады — на 300 метров.

На сегодняшний день в перечень стартовых площадок программы реновации входит 453 адреса.

Кварталы реновации

Первые участники программы реновации получили ключи в феврале 2018 года. Сейчас город переходит от точечных стартовых переселений к поэтапному, а также к комплексному развитию городской среды.

При строительстве домов по программе реновации реализовывается квартальный принцип застройки. Москвичи получат современные кварталы, которые позволят эффективно использовать территорию города.

За счет четкого планирования пространств будет повышена доступность социальной инфраструктуры, созданы новые точки притяжения района.

Дворы с хаотичной парковкой превратятся в благоустроенные территории с зелеными пространствами и зонами отдыха, детскими и спортивными площадками. Рядом с новыми домами будут все необходимые элементы инфраструктуры: детские сады, школы и больницы. На первых этажах зданий разместятся магазины, кафе, салоны красоты, спортивные клубы, творческие кружки и секции.

В новых кварталах удобно будет всем. Для детей строятся детские площадки, школы, взрослые получают рабочие места рядом с домом, а также спортивные, культурные и досуговые учреждения. Для москвичей старшего возраста в районах предусмотрены центры социального обслуживания, кружки, а также зеленые зоны для прогулок и тихого отдыха.

Инфраструктура новых кварталов полностью приспособлена для маломобильных горожан. Минимум ступенек, лифты, пандусы и широкие тротуары позволят комфортно перемещаться по всей территории района даже тем, кто передвигается на инвалидной коляске.

Большинство проектов будущих кварталов, включающих сотни новых социальных объектов, уже прошло общественные обсуждения.

Об этапах реализации программы реновации жилищного фонда в городе Москве

Источник: https://www.mos.ru/news/item/78307073/

Ожидания и реальность реновации в Москве. Нас обманули во всем!

Реновация в москве для евреев
Александр Вильф, РИА Новости

Интересное интервью телеканалу Москва-24 дал вчера мэр Москвы Сергей Собянин. По сути, он повторил все тезисы 2017 года о реновации: мол, москвичи будут жить десятки лет в новых домах, недостаток жилья решается высотной застройкой, мигрантов не будет, не пугайтесь и так далее.

Интересное кино. Такое ощущение, что не было последних двух лет и мы не можем просто взять и сравнить ожидания 2017 года с реальностью 2019 года. Можем, более того, мы можем сильно возмутиться тем, что происходит в реальности – потому что она очень сильно разошлась с обещаниями. Мы сделали небольшую подборку реальных результатов реновации.

1. Ожидание: Собянин в 2017 году обещал москвичам качественный жилой фонд.

Реальность: львиную долю подрядов по реновации взяла группа компаний ПИК, что уже как бы намекает на то, что с качеством будут сильные проблемы, у них и в коммерческой застройке, например, лифты падают (ЖК «Мещерский лес»). И они таки есть: в уже введенных домах переселенцы сталкивались с плохим ремонтом, низким качеством строительства.

Например, в доме на Карамышевской наб.

, 60, куда с большим скандалом насильно перевозили жителей из сносимых домов на проспекте Маршала Жукова, 22, жильцы увидели огромные щели в балконном остеклении, совмещенные санузлы (хотя были обещаны раздельные), выпадающие из дверного проема двери, кривые полы, а в отдельных квартирах – лопнувшие стеклопакеты, пишет портал ЦИАН.ру. А с жильцами дома Дом № 20, корп.1 по проспекту Маршала Жукова вообще церемониться при переселении не стали – им в декабре 2017 года просто отключили тепло и электричество, чтобы переселялись быстрее в жуткого качества новостройку на Карамышевской.

В отношении печально известного дома на улице Дмитрия Ульянова дело обстоит еще хуже: Центр независимой строительной экспертизы «Проектирование городской среды” (ПГС) в конце января 2019 года представил подробное заключение на 56 страницах, пишет газета «Новые Известия». Так вот, в ней был выявлен целый ряд дефектов, которые являются следствием нарушения технических регламентов и норм строительства. Недостатки новостройки характеризованы как критические.

2. «Одна из самых главных проблем Москвы — это не избыток, а недостаток жилья. По обеспеченности жильем Москва занимает последнее место среди всех крупнейших мегаполисов мира, отстает от Токио», – повторяет заверения двухлетней давности Собянин.

Реальность: давайте, во-первых, не будем сравнивать Москву с азиатскими мегаполисами, где фактически на детских ладошках из-за недостатка земли впихивают высотки.

В Москве с этим есть сильные проблемы? Нет? Тогда к чему эти мантры? Более того, о каком недостатке жилья можно говорить, если ежегодно вводится по 3-4 млн кв.метров, и новостройки не распродаются. Может быть, не хватает социального жилья – но это другой вопрос.

Кстати, звоночки-то звенят: застройщикам продавать жилье становится все сложнее, спрос падает.

3. «Массового приезда мигрантов в Москву под эту программу не будет» – Собянин.

Реальность: да неужели! А ничего, что в еще не выселенные пятиэтажки «Жилищник» незаконно заселяет гастарбайтеров? Что именно иногородние если что-то и покупают, так это дешевеющие новостройки в Москве, причем под сдачу и – тадам! – тем же самым мигрантам. Ну и, извините, статистика говорит об обратном: потоки мигрантов в Москву не снижаются.

Далее уже не из интервью Собянина, мы просто вспомним, что обещали, и что получилось в реальности.

4. Стоимость метра реновационного жилья при докупке. Власти Москвы обещали, что в среднем метр не будет стоить дороже нормативов Минстроя. Тогда метр жилья в Москве по нормативам стоил 90,4 тыс. рублей.

Реальность: а вот в реальности не все так вкусно: оказалось, что докупать метры при переселении придется по вполне себе рыночным ценам. Например, в реновационном доме №39 по улице Летчика Бабушкина метр стоит 133-137 тыс. – это из объявления на сайте департамента градостроительной политики. Там же метр в доме на проспекте Вернадского стоил 191-202 тыс. рублей.

Стройкомплекс придумал еще одну веселую штуку, которой не было в постановлении правительства Москвы по программе реновации и в соответствующем федеральном законе: аукцион. Кто больше заплатит за метр, тот и получит квартиру, на которую есть несколько желающих из числа переезжающих по реновации. Кто там говорил про деньги из воздуха?

5. Обещания: Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов накануне принятия и в ходе обсуждения проекта реновации заливался соловьем о квартальной застройке переменной этажности от 4 до 14 этажей с закрытыми внутренними дворами и общественными пространствами.

Реальность: в ноябре 2018 года Кузнецов заявил, что в законе о реновации нет уточнений относительно этажности домов в рамках программы реновации.

«В среднем новые дома будут иметь около 14 этажей, но от этого можно отступать», – так Кузнецов прокомментировал ситуацию со строительством жилого дома в Северном Измайлово высотой более 100 м.

Во-первых, как о само собой разумеющемся он говорит уже о верхней планке в 14 этажей – а почему не 9, например, а по максимуму?

Стартовый дом по программе реновации в Измайлово АГН «Москва»

Так вот, дело в том, что в рамках программы реновации в Измайлово построили 31-этажный дом.

И не только там: в Люблино отдельные здания планируется построить 22-этажными (73 метра), в Свиблово почти каждый дом имеет секцию выше 20 этажей (до 80 метров), в Бутырском районе собираются возвести сорокаэтажный (!!!) жилой дом (135 метров).

Что там нам обещали, когда начиналась реновация? Ах да, квартального принципа с закрытыми дворами тоже не будет.

6. Ожидания: квартальный принцип с удобными дворами.

Реальность: в районах по реновации дворы уже имеют пропорции, прямо противоположные комфортным для человека, их ширина меньше высоты застройки. Например, в Северном Тушине или Очаково-Матвеевском дворы шириной 30 метров будут окружены застройкой высотой до 50 метров. В таких дворах находиться невозможно – это колодцы без солнца, зато с аэродинамической трубой вместо порывов ветерка.

Более того, квартальный принцип вместо микрорайонного подразумевает увеличение плотности улично-дорожной сети минимум в два раза: с 6-10 до 15-18 километров на квадратный километр.

Те, кто ожидал увидеть строительство новых улиц и дорог (на работу же надо как-то выезжать) сильно разочарованы: по программе реновации строительство новых улиц почти не предусмотрено.

В планах всего шесть улиц и проездов (длинной в пять километров) на более чем 300 гектаров площади районов.

Ну и вишенка на торте: ни в одном проекте реновации не предполагается разбивать территорию на кварталы площадью до 4,5 гектара. Этого просто нет в проектах.

Вместо этого растет плотность застройки, о чем и предупреждали критики реформы в 2017 году: в границах существующих микрорайонов площадью 26-30 гектаров (например, Северное Тушино, Ивановское) плотность застройки вырастет в два раза — с 8 до 15 тыс. квадратных метров на гектар. Вопрос с парковкой даже не поднимаем – и так все понятно.

7. Ожидания: детсады во дворе.

Реальность: забудьте. Весной 2019 в ходе второго тура публичных слушаний по первым шести районам было четко заявлено, что строительство детсадов и школ не предусмотрено.

Например, в Бутырском районе жилья станет в четыре раза больше, а население вырастет в три раза. Детсад запланировали построить один (прописью – один), школу тоже одну. Всего снесут 11 жилых домов площадью 46,7 тыс.

квадратных метров, а построят высотки площадью 180,8 тысячи квадратных метров. И о том, что так будет, тоже говорили критики реформы в 2017 году!

8. Мечты о «функционально разнообразных районах».

Реальность: в проекте реновации говорилось о том, чтобы сделать микрорайоны менее спальными, чтобы люди могли работать там, где живут – что, в свою очередь, должно было снизить нагрузку на дороги.

Фигушки – не будет никакого соседства жилья и общественно-деловой среды.

Чтобы это было так, под торговлю, сферу услуг, досуг и другие места, где могли бы работать и обслуживаться местные жители, нужно отдать 30% общей площади.

В реальности в два-три раза меньше: в Очаково-Матвеевском — всего 10%, в Северном Тушине — 14%. Офисов и городских производств не предусмотрено ни в одном проекте. Как были районы спальными, так и останутся, а увеличившееся количество жителей поедет на работу все в тот же центр по все тем же дорогам. Только пробок станет больше.

Вот в такое нечто вляпалась Москва. Понятно, что власти говорили одно устами соловья-Кузнецова и мэра Собянина, а в реальности получилось совсем другое. Хотели жильцы пятиэтажек кварталы бизнес-класса (как в Рассказовке), а получат муравейники с забитыми машинами бетонными дворами без деревьев.

Обо всем этом говорилось два года назад – что все будет именно так. И возникает вопрос: а во что, собственно, верили граждане? Что им за здорово живешь устроят рай на земле? Неужели последние 30 лет ничему людей не научили и в погоне за призрачным метражом (квартирка-квартирка новенькая) оборзелые мещане уничтожат родной город, окончательно превратив его в гетто – уже для наших детей?

Мы не грубим, так и есть: реновация коснется более миллиона человек непосредственно, и всех жителей города косвенно. А на протесты против реновации в 2017 году вышли дай бог 10-15 тыс.

человек, что, конечно, по нашим временам много, но по факту – ни о чем, проценты считайте сами.

О каком гражданском обществе вообще может идти речь? Так что скажем крамольную мысль: защищать себя надо было вовремя, а не рвачеством за метраж заниматься. Тогда не было бы «ожидания – реальность».

При подготовке использованы материалы: статьи в газете “Новые известия”, портал ЦИАН, статья “Большие гетто” (Лента.ру). Благодарим Telegram-канал “Снос пятиэтажек” – мы расшили их пост “Флешбек реновации из 2017 года”

Источник: https://zen.yandex.ru/media/nofakenews/ojidaniia-i-realnost-renovacii-v-moskve-nas-obmanuli-vo-vsem-5d1db7877fa9f600ad621bc2

Из хрущевки – в неликвид: зачем Фонд реновации предлагает досрочное переселение

Реновация в москве для евреев

Клим Лихачев, юрист, представитель Московской группы защиты прав москвичей при реализации программы реновации

Известие о досрочке сравнимо с эффектом разорвавшейся бомбы – в соответствии с графиком сноса эти дома запланированы к расселению только через несколько лет, а вот однушкам уже свезло.

Никаких пояснений, отчего такая избранность и почему не приглашают владельцев двушек и трешек, в объявлении не содержалось.

Избранным и поквартирно пронумерованным жильцам предписывалось прибыть в управу района Проспект Вернадского 26 августа в 19.00 (ул. Лобачевского, 80) и в 20.00 (ул. Коштоянца, 29).

Дома на Вернадского с неликвидными квартирами были построены не для реновацииКрепкие хрущевки престижного юго-запада Москвы утопают в зелени деревьев

На одну из конфиденциальных встреч мне удалось попасть. Не скажу, как. Допускали только жителей однокомнатных квартир из выбранных домов.

Строгий контроль в лице самых боевых чиновников не позволял пройти на встречу владельцам двушек и трешек из этих же домов. Отфутболили жителей с улицы Удальцова, №№ 49 и 51, которых не могут расселить более двух лет, так как у департамента городского имущества для них нет равнозначных квартир.

На Удальцова осталось восемь семей, люди плачут и судятся за то, что их принуждают переезжать в худшие условия, и вдруг оказывается, что в районе переизбыток однокомнатного жилья и его раздают досрочно. Естественно, «недопереселенцы» попытались напомнить о себе.

Позже выяснится, что как раз этого организаторам и не надо.

Тон встрече задавали представитель Фонда реновации Денис Николаев и член Общественного штаба Елена Штереверя. Они сделали собравшимся «уникальное» предложение – переехать прямо сейчас. Как юрист напомню: досрочное переселение не предусмотрено ни федеральным, ни региональным законодательством. На этот счет существует Приказ от 12.08.

2020 г. «Об этапах реализации Программы реновации жилищного фонда в городе Москвы» и согласно ему расселение в районе должно проходить с 2020 по 2024 годы. К тому же в районе еще не построено ни одного реновационного дома и даже нет стартовых площадок. И вдруг такое предложение! Зал замер в ожидании сюрприза. И он, конечно же, случился.

Однокомнатные квартиры предлагали в печально известных для местных жителей домах «серой триады», расположенных по адресу проспект Вернадского № 54, 56, 58.

Дома строились в 2017 году, до старта реновации, по другим программам, и заметно уступали по качеству, площади и планировкам обещаниям мэра и реновационным нормативно-правовым актам. Их спешно подгоняли под новые стандарты, но это все равно что пытаться из ведра сделать ракету.

Жителей с улицы Удальцова, которым довелось первым в районе примерить реновацию на себя и посмотреть предложенные квартиры, отказывались покидать свои старые дома. Большинство переселялись принудительно – по суду или под угрозой отключения газа и воды. Скандалы продолжаются.

Несколько семей, которые и сегодня прорывались в управу, добиваются квартир хотя бы не хуже, чем у них в хрущевках. Увы, таких нет. Совсем не в пользу домов на Вернадского говорит и тот факт, что они заселены лишь частично, на маленькие и неудобные однокомнатные квартиры не находится покупателей.

В зале сидело человек двадцать пять – пенсионеры, люди среднего возраста, многие пришли прямо с работы –чувствовалось, что любые новости о реновации остаются самыми важными, и в целом собравшиеся относятся к программе лояльно. Но надо очень сильно постараться, чтобы их разочаровать.

Обстановка накалилась, когда стало понятно, что организаторы встречи имеют только одну цель – избавиться от большого количества невостребованных однокомнатных квартир. Один из жителей, устав слушать рассказы о том, какое счастье им всем привалило, перебил представителя префектуры: «другие тоже не дураки и не хотят в ваш ширпотреб ехать».

Вопросы если и были, то только о качестве домов и стоимости докупки квадратных метров. ЧП с реновационными домами предостаточно и они у всех на слуху – то при каждом дожде новоселов затопляет, как это происходит в Северном районе, то обваливается фасад, как на ул.Дм.

Ульянова, 17, то, как вчера, рухнули перекрытия стартового дома на Нижегородской, вл.76. Все это заставляет задуматься: а стоит ли торопиться с переселением и вообще сниматься с места, над которым не капает? Тема, все чаще обсуждаемая на московских кухнях, всплывала и на встрече, но организаторы сочли ее неуместной.

Переключились на денежные вопросы – опять неудачно.

Многих возмутило, что владельцам однушек, желающим расшириться, власти предлагают докупать либо трешку, либо вторую однокомнатную квартиру. В любом случае за это надо отдать по 7 млн рублей, у людей нет таких денег, но двушки никто не предлагает из-за дефицита двухкомнатных квартир.

Почему такая непродуманность? Вопросы повисали в воздухе, организаторы не готовы были на них отвечать и, похоже, не рассчитывали, что люди, вдохновленные скорым переездом, будут их задавать.

Вставал еще вопрос о стартовых площадках, но и на это разводили руками- свободных площадок в районе нет, ни один дом не снесен, везде остались жители, которые или судятся или отказываются переезжать.

Примерно 50% участников встали и ушли, не дождавшись конца. Лишь некоторые продолжали выражать заинтересованность в докупке квадратных метров. Но мне они показались «засланными казачками», которых организаторы специально пригласили «для оживления в зале». Реально готовых докупать метры в «серой триаде» я не увидел.

Были жители, которых интересовал размер компенсации за утраченные квадратные метры при обмене хрущовки на малогабаритку, но свое мнение они не озвучивали, так как перед встречей всем выдали листки с так называемой офертой. Эта маленькая хитрость реноваторов известна уже младенцам: подписал – считай, что на все согласился.

Есть и еще один момент. Опрошенные нашей Рабочей группой участники программы реновации, отмечали, что стоимость 1 квадратного метра при компенсации существенно – на 40% – ниже стоимости метров, предлагаемых при докупке.

Организаторам собрания было явно не выгодно об этом распространяться, что, на мой взгляд, нечестно по отношению к людям, которых сами же сюда и заманили.

Собственно, для того, чтобы склонить собравшихся к внеочередному переселению, приемы манипулирования применяли все, кому не лень.

Так, представитель Общественного штаба Штереверя заявила, что дом с однокомнатными квартирами, которые по всем параметрам превысят хрущовки, будет возводиться не ранее 2023 года, и лучше рассмотреть вопрос с досрочным переездом, чем ждать начала строительства.

При этом Штереверя не смогла объяснить, откуда у нее такая информация, чем она подтверждена. Также, по ее словам, отказы от переезда на пр. Вернадского, 54, 56, 58. были связаны не с качеством квартир, а скорее с нежеланием людей преодолевать трудности переезда в новый дом.

Характерно, что все сказанное представителем Общественного штаба не оспаривалось представителем Фонда, так как именно он станет главным бенефициаром при скорейших сделках с невостребованной недвижимостью.

Но главный вывод из этого затейливого мероприятия в другом. Предложение внеочередного переезда таит для участников реновации необратимые последствия. Ведь в п. 4.2. ППМ №497 сказано, что «Многоквартирный дом, включенный в Программу реновации, может быть исключен из нее на любом этапе ее реализации (до дня заключения первого договора социального найма)».

Таким образом, согласие на досрочное переселение со стороны хотя бы одного собственника однокомнатной квартиры окончательно лишает других соседей права выхода из программы реновации. Даже если построенный для переселения дом не будет соответствовать их ожиданиям, стандартам реновации и обещаниям мэра, – выход из программы будет закрыт.

Фокус в том, что жители этого могут и не узнать, потому что на встречи с «избранными» власти их не приглашали и как обрабатывали людей – не рассказывали. Не факт, что обитатели однушек с улиц Лобачевского и Коштоянца позарятся на предложенный неликвид. Но кто знает, сколько еще «козырей» Фонд реновации держит в рукаве?

Пока получается, что условно не запрещенное досрочное переселение однокомнатных квартир решает сразу две задачи: распределение неликвидного жилья и лишение горожан права на выход из программы. Сложно сказать, будет ли такая практика распространяться на весь город, но в районе Проспекта Вернадского эту процедуру уже запустили.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/city/30-08-2020/iz-hruschevki-v-nelikvid-zachem-fond-renovatsii-predlagaet-dosrochnoe-pereselenie

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.